?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

О рождении и обрезании

К главе Тазриа.

Женщина, когда зачнёт и родит мальчика, нечиста будет семь дней; как во дни отлучения при недуге её будет нечиста. И в день восьмой будет обрезана крайняя плоть его.

(Ваикра 12:2-3)

Обрезание и законы семейной чистоты

Тора в этом пасуке упоминает два закона, на первый взгляд, не имеющие абсолютно никакой связи друг с другом. Один закон гласит, что роженица должна пройти процесс очищения от ритуальной нечистоты и только после этого, окунувшись в микву, она снова сможет посетить Храм. Второй закон, о котором говорит здесь Тора, — это ещё одно напоминание об обязанности делать обрезание новорождённому мальчику на восьмой день.

Одна из самых удивительных вещей, которые можно наблюдать сегодня в еврейском народе, это то, что евреи вне зависимости от места их проживания вводят своих сыновей в святой союз обрезания. Так поступают даже евреи, настолько далёкие от соблюдения Торы и заповедей, что им ничего неизвестно о заповеди поститься в Йом-Кипур.

И в советское время, когда коммунисты запретили любые проявления «религиозных пережитков» и соблюдение любых религиозных ритуалов, евреи Москвы, Ленинграда и других городов были готовы на любые жертвы, чтобы обрезать своих сыновей. Только в южных республиках СССР, там, где обрезание практиковалось среди мусульман, евреи имели возможность исполнять эту заповедь, ничуть не скрываясь.

С другой стороны, законы ритуальной чистоты семейной жизни были практически забыты в советскую эпоху. В ту пору редкие женщины соблюдали эту важную заповедь. Лишь единицы были готовы на самопожертвование, которое требовалось для того, чтобы регулярно посещать микву: ведь во многих случаях для этого им приходилось по нескольку дней ехать поездом в Москву — единственное место, где тогда была действующая миква.
В чем связь между обрезанием и ритуальной нечистотой роженицы?

На первый взгляд, эти две заповеди нельзя назвать органически связанными. Почему же Тора здесь объединяет ритуальную нечистоту роженицы и обрезание младенцев? В чём связь между этими двумя понятиями и заповедями?

Более того, необходимо выяснить, почему роженица считается нечистой и должна пройти процесс очищения? В Торе говорится о множестве видов ритуальной нечистоты, например, нечистоте мецора (прокажённого) и нечистоте трупа. На первый взгляд, непонятно, какое отношение всё это имеет к женщине, которая только что исполнила свой «долг», своё предназначение в этом мире, родив сына или дочь?

Заповедь обрезания, знак союза Всевышнего с Авраамом, впервые упоминается в книге Берешит, когда Всевышний говорит Аврааму (Берешит 17:12): «И в возрасте восьми дней будет обрезан у вас всякий [младенец] мужского пола…» В нашей недельной главе заповедь эта упоминается ещё раз. Наши мудрецы задались вопросом, каков смысл повторения этой заповеди? Ответ на этот вопрос находится в Талмуде (Шаббат 132а), где разъясняется, что из сказанного в нашей недельной главе выводится важный закон:

«И в день восьмой будет обрезана [крайняя плоть]», даже в Шаббат.

Таким образом, Тора обязывает нас делать обрезание, даже если восьмой день от рождения ребёнка приходится на Шаббат, когда, как мы могли бы подумать, обрезание делать запрещено. Из сказанного также следует, что только обрезание на восьмой день может быть сделано в Шаббат, однако если по медицинским соображениям обрезание пришлось отложить, то заповедь обрезания уже не «пересиливает» запреты Шаббата.

В отношении связи между обрезанием и законами ритуального очищения женщины Талмуд говорит следующее (Шаббат 135а):

Всякий, чья мать является нечистой в связи с родами, будет обрезан на восьмой, а всякий, чья мать не является нечистой в связи с родами, не будет обрезан на восьмой, как сказано: «и нечиста семь дней, и в день восьмой будет обрезана [крайняя плоть его]».

Другими словами, если после родов мать не приобрела статус ритуальной нечистоты, то нет обязанности обрезать ребёнка именно на восьмой день. Обычно такое положение дел связано с кесаревым сечением, но это также может произойти, если ребёнок родился от матери нееврейки и прошёл гиюр сразу после рождения.

зародыш
Еврейство определяется «генетической» матерью или суррогатной?

В свете сказанного мы можем рассмотреть один из актуальных вопросов современности — вопрос о статусе ребёнка, рождённого суррогатной матерью.

Вопрос в таком случае заключается в том, кого следует считать матерью ребенка — его «генетическую» мать или женщину, которая выносила и родила его? На протяжении многих лет вопрос этот являлся предметом горячих споров между раввинами. Некоторые авторитеты даже предлагали считать, что у такого ребёнка есть две матери. Во многих случаях решение этого вопроса имело прямое влияние на алахический статус ребёнка. Например, если суррогатная мать была еврейкой, а зачавшая ребёнка — нет, то кем является ребёнок: евреем или неевреем? А в обратном случае, если генетическая мать — еврейка, а суррогатная — нет?

Интересное решение этого вопроса предложил выдающийся раввин раби Йосеф Шалом Эльяшив, благословенна память праведника, живший в Иерусалиме и являвшийся одним из крупнейших современных алахических авторитетов. Его позицию поддержали два других известных раввина: рав Залман Нехемия Гольдберг и рав Шломо Диковский. Мнение рава Эльяшива было однозначным — теоретически, ребёнок, рождённый нееврейской суррогатной матерью, но зачатый еврейкой, является полноценным евреем. На практике, однако, рав Эльяшив, посчитал, что поскольку в своём мнении он не опирался на сказанное прямым текстом в Талмуде, такому ребёнку следует пройти гиюр из-за сомнения, существующего относительно его алахического статуса.

В подтверждение правильности мнения рава Эльяшива рав Гольдберг приводит интересное доказательство.

В Талмуде неоднократно обсуждается вопрос относительно статуса ребёнка, зачатого до того, как его мать прошла гиюр, но рождённого после этого. С точки зрения Алахи, такой ребёнок считается евреем, однако, по достижении им алахического совершеннолетия ему необходимо подтвердить своё желание продолжать вести еврейский образ жизни для того, чтобы сохранить за собой этот статус. Опираясь на вышесказанное, рав Гольдберг делает следующий вывод: родственные отношения матери и ребёнка определяются актом рождения, но еврейство определяется актом зачатия. Подтверждение своему заключению рав Гольдберг находит в начале нашей недельной главы: «Женщина, когда зачнёт и родит мальчика… А на восьмой день обрезана будет крайняя плоть его» (Ваикра 12:2-3). Из сказанного мы видим, что только ребёнок, зачатый еврейкой, должен быть обрезан, иначе говоря, только такой ребёнок является евреем.

Рав Диковский, со своей стороны, отмечает, что в свете достижений современной медицины становится очевидно, что роль генетической матери ребёнка важнее роли матери суррогатной. В наше время даже ребёнок, родившийся на пятом месяце, скорее всего выживет, будучи помещённым в инкубатор, что свидетельствует об отсутствии прямой зависимости между жизнеспособностью эмбриона и его нахождением в утробе матери. Из сказанного следует, что именно генетическая мать ребёнка является его истинной матерью, и ребёнок, выношенный нееврейской суррогатной матерью, несомненно является евреем.

Тем не менее несмотря на то, что такой ребёнок, вне всякого сомнения, является евреем, если восьмой день после его рождения выпадает на Шаббат, обрезание переносится на следующий день.

Но всё это — алахическая сторона вопроса. А теперь хотелось бы перейти к духовному смыслу этих заповедей и объяснению того, почему Тора поставила их рядом друг с другом.

Духовная связь между обрезанием и ритуальной нечистотой роженицы

Прежде чем начинать обсуждение связи между ритуальной нечистотой роженицы и обрезанием, необходимо сказать несколько слов о самом понятии ритуальной чистоты и нечистоты, существующем в Торе.

В Торе говорится о множестве видов ритуальной нечистоты, например, о нечистоте мецора (прокажённого) и нечистоте трупа. На первый взгляд, непонятно, какое отношение всё это имеет к женщине, которая только что исполнила свой «долг», своё предназначение в этом мире, родив сына или дочь? Почему роженица считается нечистой и должна пройти процесс очищения?

Много чернил было пролито в попытке внести ясность в этот вопрос. От самых простых объяснений — до философских рассуждений и каббалистических толкований. Мы же постараемся пойти по самому простому пути.

Чистота есть идеальное состояние, тогда как нечистота — признак нехватки чего-либо. Человек по природе своей не статичен, он должен всегда находиться в движении, стремиться подняться всё выше и выше в своём духовном росте.

Рождение ребенка — это один из самых удивительных моментов в жизни женщины. В этот момент она вступает в предназначенную ей Творцом роль «матери всего живого» (Берешит 3:20). Роды — это кульминационный момент, после которого неизбежно наступает спад. В психологии женщины это проявляется в форме послеродовой депрессии. Это подобно тому, как, пережив возвышенный момент дарования Торы, еврейский народ спустился с горы Синай — и в этом понижении уровня и заключается смысл нечистоты. В этот момент, чтобы сохранить данный нам Творцом заряд святости, мы должны сами, своими усилиями стараться заполнять образовавшуюся пустоту, чтобы продолжать подниматься вверх, выполняя заповеди, действуя: ведь каждое из действий является ступенью в нашем приближении к Нему. Одно из этих действий — исполнение заповеди обрезания. Таким образом, мы приходим к пониманию взаимосвязи между ритуальным очищением роженицы и обрезанием. Ритуальная нечистота — результат некой потери: ведь ребёнок уже не во чреве матери, в некотором смысле она с ним «рассталась», он перестал быть её частью. С другой стороны, Всевышний, дав нам заповедь обрезания, сказал этим, что наличие крайней плоти — это недостаток, отсутствие целостности. Только выполнив заповедь обрезания, еврей приходит к совершенству.

Смысл обрезания в том, чтобы показать, что потеря чего-либо не всегда имеет отрицательное значение. Часто она может быть стимулом, побуждающим человека к развитию.

Мать, страдающая после родов, должна вернуться к состоянию чистоты посредством радости выполнения заповедей, олицетворяемых продолжением союза, заключённого Всевышним с Авраамом, в наших детях и внуках.

Эта статья — отрывок из книги рава Пинхаса Гольдшмидта «Слово Торы».