?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Когда еврейский народ ассимилировался, антисемитизм не заставил себя ждать.



«И сказал [Египетский царь] народу своему: … Давай перехитрим его, чтобы он не размножался; иначе, когда случится война, присоединится и он к неприятелям нашим, и будет воевать против нас, и выйдет из страны» (Шмот 1:9,10).

«Давайте ухитримся против него, чтобы он не умножился», — сказал новый фараон.

Ассимилированные евреи думали, что они являются полноправными египтянами, частью этого общества. Но что произошло на самом деле? Сначала: «мерзость для египтян всякий пастух», и потому опальные профессии охотно предоставляются евреям. И пока они все это делают и, зарабатывая для себя тысячи, кладут десятки миллионов в ненасытную утробу фараона, — египтяне приглядываются, учатся, пробуют свои силы, привыкают и, наконец, входят во вкус «мерзости» — и сразу замечают: что-то слишком много евреев развелось.

«Давайте ухитримся» … До боли знакомый нам антисемитизм.

Египтяне говорят:

«Разработаем план против евреев, потому что они становятся слишком сильными. Они вооружатся против нас и объединятся с нашими врагами».



Это известный вопрос двойной морали: использовать «чужаков» на всю катушку, по полной программе, но при этом «держать евреев под контролем, потому что на войне они будут против нас».

Ассимилированный еврей думает, что чужая страна принимает его как брата, он ей давно как родной, и сколько же у него заслуг перед новой «родиной» (?!), а, на самом деле, вследствие ужасных последствий неизлечимой болезни антисемитизма, его давно признают евреем, и, следовательно, врагом, и ждут от него заговора и «удара ножом в спину».


Сломленный духом еврей станет настоящим рабом

Египтяне облагают сынов Исраэля высокими налогами. Единственный способ ослабить иудейскую мощь — забрать у чужаков «свои» деньги. Следующий шаг: приговорить евреев к тяжёлым изнурительным работам, предполагая, что те, по приказу, будут производить все больше и больше кирпичей. Египтяне пытаются физически истощить и истребить весь мужской пол «иудейского племени».

Это было «изнурительное рабство». Почему? Потому что труд рабов был лишен всякого смысла. Египтяне издевались над евреями, говоря: «Отнеси туда это ведро. Потом принеси его обратно. Опять — туда. И снова — назад». Это была бесцельная работа. Она заставляла человека сходить с ума. Даже абсолютно бесправному рабу было легче выжить, когда он видел результаты своего труда — свою продуктивность. Но египтяне заставляли сынов Исраэля думать, что евреи — полное ничтожество.

Они желали подорвать их дух. Они знали: сломленный духом еврей сам захочет стать настоящим рабом.


«Ожерелье в виде кирпича» Попытка задобрить хозяев жизни

рав Шрага Симмонс



«Но худо поступали с нами Египтяне и притесняли нас, и возлагали на нас работу тяжёлую» (Дварим 26:6).





Евреи не сразу стали рабами в Египте. Их поймали на крючок желанием быть «принятыми» чужой страной, как родных.

Как это удалось фараону? Сначала он пригласил всех египетских граждан принять участие в общественных работах, реконструировать города запасов Питом и Раамзес. Мидраш даже говорит, что фараон, показывая другим пример, сам носил на шее ожерелье в виде кирпича.


Как и следовало ожидать, евреи первыми и с большим энтузиазмом вызвались на решение «государственной» задачи. Они от всей души захотели доказать, что вовсе не являются предательской «Пятой колонной»; евреи стремились развенчать обидные мифы о том, они враги и работали усерднее всех остальных, перевыполняя план и оставаясь сверхурочно, ибо, как известно, «когда страна прикажет быть героем, у нас героем становится любой», тем более, если речь шла о людях, объявленных «пятой колонной».

Шаг за шагом, египтяне покинули стройки, возложив весь труд на плечи евреев. Затем фараон издал указ: труд евреев больше не будет добровольным! Евреи обязаны трудиться и отныне будут рабами. Чтобы усугубить положение, египтяне вели учёт выполненной евреями работы, и, согласно учету, устанавливали норму для каждого строителя. Все светлые еврейские надежды быть принятыми в чужой стране обернулись полным провалом.

В Агаде сказано:

«И поработили Египтяне сынов Исраэйлевых тяжкой работою. И делали жизнь их горькую трудом тяжелым над глиною и кирпичами и всяким трудом в поле, всякою работою, к которой принуждали их с жестокостью» (Шмот 1:13-14).



Еврейский текст (пасук 13) — וַיַּעֲבִדוּ מִצְרַיִם אֶת־בְּנֵי יִשְׂרָאֵל בְּפָרֶךְ׃ использует слово «бэ-пэрах» — изнурительное рабство — но его можно прочитать, как пэ рах, означающее «мягкий рот», в том смысле, что попытка евреев быть хорошими перед египтянами, плясать под чужую дудку, «задабривание» их и «лизание пяток» привело сынов Исраэля в египетское рабство.
Какой урок мы извлечём сегодня?

Любое задабривание врага приводит к усилению прежней враждебности и ухудшению и без того тяжелого положения народа.




Города на болоте: строительство Питома и Раамзеса

рав Шимон Аписдорф



«И поставили над ним [еврейским народом] начальников работ, чтобы изнуряли его тяжкими работами. И он построил города запасов для Паро: Питом и Раамсэйс» (Шмот 1:11).



Человеческую потребность в осмысленных действиях и разумных поступках можно поставить на второе место после потребности дышать. Это настолько фундаментально, что даже экзистенциалист, видящий в жизни не что иное, как необъяснимую случайность, тревогу и беспокойство, вынужден придумать какое-то значение, чтобы заполнить им нишу смысла бытия. Это настолько сильно, что вся психоаналитическая мысль покоится на утверждении: когда человек теряет смысл жизни, он теряет — всё, но, когда присутствует осознание смысла бытия, — человек с лёгкостью преодолевает любые страдания и лишения.

Поверьте, фараон точно знал, что делает. Талмуд рассказывает, что район, в котором находились города запаса Питом и Раамзес, — стояли на болоте, в сыром месте, едва ли пригодным для строительства. Но реальная цель фараона не была созидательной. Он желал — разрушить, а не построить. Паро выбрал неподходящее место для строительства Питома и Раамзеса, потому что надеялся, что бесполезность еврейских усилий вызовет у сынов Исраэля чувство невыносимых мучений, полную безнадегу (как у спортивных фанатов в Кливленде). Каждое утро евреи видели бесплодность своих усилий и бессмысленность трудов. Кирпич за кирпичом — они строили для себя тюрьму, с каждой кладкой усиливая чувство рабской покорности и депрессии.

Разделять ответственность в борьбе за свободу — это обязательство наполняет нашу жизнь смыслом. В мире, бурлящем тысячами глупых иллюзий и идей, прикрытых масками заветных желаний, груз такой ответственности — непомерная ноша.
Последний шанс

В загазованном помещении человек отчаянно пытается найти глоток свежего воздуха. И когда он теряет все шансы, может появиться еще один, последний, неожиданно откроется какая-то форточка, а с нею — возможность «второго дыхания»!

Рискнёте ли вы потерять свой дом, руку или жизнь, если последуете следующему:

— ваша жертва поможет накормить миллионы голодающих людей;

— вы сможете бороться за звание чемпиона мира;

— вам предстоит выиграть премию «Оскар»;

— вам удастся принести мир на Ближний Восток;

— вы сумеете найти лекарство от рака?


автор текста: Рав Том Майер