?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Четвертая составляющая: Сообщить ребенку о принятых вами решениях (хватит объяснять, начинайте действовать)

Каждый раз, когда ребенок делает что-то запретное, вы начинаете подобно объяснить ему, почему вы этого не разрешаете? Стоит просто-напросто бросить это дело. Почему? Потому что ваше требование теряется, а вместе с ним – и ваш авторитет. А что нужно делать? Просто действовать.

Дворовая детская площадка. Дети играют. Две мамаши беседуют. Двухлетняя дочка одной из них стоит возле лестницы на горку, и когда к лестнице подходит годовалый мальчик, она отталкивает его, так что он шлепается на спину. К счастью, он стукается головой не о камень, а попадает в траву, которая смягчает удар. Он разражается плачем, и мать спешит успокоить его.А что делает мама девочки? Она довольствуется тем, что кричит ей со скамейки, на которой сидит: «Это некрасиво, Сара! Почему ты толкнула маленького? Ему больно!», - так она говорит.

Несколько минут спустя история повторяется: мальчик приближается к лестнице на горку, девочка толкает его, мальчик падает и плачет, мама спешит его успокоить, а вторая женщина – мама девочки – повторяет то же самое, что сказала в первый раз, подпустив в голос немного удивления, чтобы намекнуть, что смущена поведением дочери: «Но, Сара, как же так? Я ведь сказала тебе, что толкаться некрасиво!».

Когда то же самое произошло в третий раз, мама девочки соизволила встать и подойди к ней. Она наклоняется к ней и воспитательным тоном, мягким и теплым, говорит ей: «Сара, толкаться некрасиво. Я уверена, что моей дочке это не может быть приятно. Посмотри, как он плачет! Подойди, погладь его, вот, вот так!».

Совершенно удовлетворенная собой и своими воспитательскими способностями, мама возвращается к беседе с подругой, которая поглощает всё её внимание, но когда девочка пытается в четвертый раз толкнуть мальчика (его спасает мама за секунду до того, как он упадет), - только тогда мать делает то, чего от родителей в такой ситуации ожидают сразу же: она подходит к дочери, берет ее за руку, говоря ей при этом жестко: «Нельзя! Нельзя толкаться!» - и переходит с ней на другой конец площадки.

После такого однозначного и ясного сообщения уже нет опасности, что неправильное поведение повторится. Граница (в конце концов) установлена, как полагается.

Здесь мы встречаемся с четвертой воспитательной составляющей процесса постройки родительского авторитета. И, на самом деле, только на этом этапе мы впервые встречаемся с самим ребенком. На первых трех этапах установления границ родители общались только друг с другом, вырабатывая воспитательное решение, - теперь же пришло время сообщить о нем ребенку.

Мы не случайно выбрали слово «сообщить» - это не обязательно подразумевает «действовать в сотрудничестве с ребенком» или «объяснить ему». Многие родители убеждены, что, стоит им правильно объяснить ребенку свои просьбы / требования к нему, как ребенок тут же подчинится убедительной логике слов, услышанных от родителей, и поторопится исполнить то, чего от него хотят, и что это его добровольное сотрудничество будет сопровождаться довольной улыбкой. В самом деле?

Мы говорим здесь об укреплении дисциплины, о строительстве и установлении границ. Этот процесс осуществляется в рамках семьи, в которой можно выделить все различные иерархии: иерархия, устанавливающая правила и настаивающая на их соблюдении – это родители; и иерархия, которую принуждают к исполнению этих правил, - дети. Авторитетный родитель живет в довольстве и уверенности, со своим местом в иерархии и со своей руководящей ролью. Ему ясно, что то, что всё в семье устроено так – это правильно и так и должно быть, что это здоровое положение, дающее семье нормально функционировать. Родитель чувствует себя спокойно и по отношению к своим воспитательным решениям и требованиям.

Что же позволяет ему столь положительно воспринимать самого себя и свои воспитательные решения? Причина – во втором этапе, в той работе, которую проделал родитель, когда формулировал свой подход и свое воспитательное требование. Мы помним, что на этом этапе родитель «видел» стоящего перед нимребенка, был готов воспринять его нужды и ответить на них, учитывал его личные качества и возможности, а также принял в расчет склонности и желания ребенка. Можно сказать, что на этом важнейшем этапе авторитету родителя было присвоено звание «авторитета во благо ребенку». Этот авторитет исходит из того, что родитель чувствует ребенка и считается с ним. Родитель знает, что его требования призваны сделать ребенку хорошее, поэтому он ощущает уверенность, предъявляя ребенку эти требования – а это непременно связано с положительными эмоциями.

Сопроводить указание объяснением? Желательно, но не обязательно

Отсюда можно понять, что на следующем этапе, после того, как родитель проделал всю эту работу, выяснив для себя и в обсуждении с другим родителем свои воспитательные требования и достигнув воспитательного решения, он теперь переводит его на язык оперативного указания (ясного и четкого), которое может быть понято ребенком. Действительно, бывают случаи, когда это указание можно сопроводить самым кратким объяснением, а когда ребенок взрослеет, это становится и желательным, однако в большинстве случаев, особенно для детей младшего возраста, - это совершенно не обязательно!

«Но это же неправильно – вдруг, ничего не объясняя, «навязать» ребенку произвольное указание!», - сразу же возмутится родитель, не привыкший к авторитетному подходу. К сожалению, этот родитель все еще живет с неправильной картиной мира, в которой ребенок – это партнер, а может быть, даже товарищ, с которым следует разговаривать на равных. Но стоит немного поразмыслить, и возникнет следующий вопрос: действительно ли родителю нужен такой партнер, у которого, каким бы любимым и замечательным он ни был, не хватает ни знаний, ни опыта, ни зрелости, ни логики, ни ответственности, которые необходимы для принятия воспитательного решения!

Следует понимать, что в процессе установления границ ребенок – не партнер. Действительно, принимаемые решения касаются его, но ребенок не принимает их с позиции совета, равноправия и согласия, - он делает это пассивно. Признаем¸ не стыдясь: его заставляют подчиниться решениям, даже если ему они не нравятся.

«Но почему бы не объяснить ребенку?» - продолжит спрашивать родитель, переполненный добрыми чувствами. А потому, что во время долгого объяснения требование пропадает. Оно пропадает сразу в трех отношениях. Во-первых, если родитель будет слишком много говорить, ребенок просто не сможет осознать и воспринять его слова. Во-вторых, длинные объяснения размывают ощущение неоспоримого авторитета родителя, которое создается у ребенка через эмоциональное переживание. Другими словами, выстроенные границы просто развеиваются. Поэтому родители должны использовать как можно меньше слов! И в-третьих, потому, что ребенок может ошибочно подумать, что он является равноправной стороной в этом обсуждении и имеет право решать, принять ему это объяснение или не принять, а это – проверенный рецепт разрушения авторитета.

Помните: Отношения с детьми построены не на равенстве!

Есть и еще одна причина. Давайте попробуем честно разобраться – а почему мы объясняем ребенку все так подробно? Мы обнаружим, что, когда мы объясняем свою позицию собеседнику (в любой ситуации), в конечном итоге, мы делаем это для того, чтобы собеседник согласился, что наша позиция логична и оправданна, и в надежде, что из-за этого он изменит свою позицию и согласится с нами.

Такого рода поведение, сколь бы правильным и подобающим мы ни считали его в случае равных отношений, не подходит, как правило, к системам с иерархическими отношениями, то есть к таким, где одна сторона диктует, а вторая должна подчиниться (например: работодатель-работник, командир-солдат, учитель-ученик и т.д.). Когда ситуация выглядит таким образом, диктующая сторона (родитель) не обязательно нуждается в том, чтобы подчиняющаяся сторона (ребенок) поняла его или согласилась с ним. Конечно, если так случайно произойдет, это будет очень мило и облегчит задачу, - но это не обязательно.

Небольшое путешествие по стреле времени в недалекое прошлое покажет нам, что были времена, когда родители воспитывали своих детей так: отец или мать требовали чего-то от ребенка («пойди, пожалуйста, в душ» или «давай-ка, дорогой, - пришло время спать» и т.д.), а тогдашний ребенок, совершенно так же, как сегодняшний, в ответ начинал канючить: «Ну почему?..».

Разница между теми временами и нашими состоит в том, что тогда родитель позволял себе ответить: «Потому что я так сказал» или «Потому что так я хочу», или еще проще, коротко и по делу: «Потому!». И тогдашний ребенок не решался нагло ответить родителю: «Потому – это не ответ!». И уж тем более, Б-же упаси, он не смел дать обычного в наше время ответа: «Ты не можешь решать за меня!».

Эти времена прошли, и, к сожалению, сегодня немного родителей, которые решатся или решат занять позицию «потому что я так решил!» по отношению к детям, хотя в глубине души у них есть чувство, что именно так и нужно поставить дело в семье.

Да, с тех пор прогресс не стоял на месте. Мы сделали пару открытий в области воспитания детей. Но в те времена, в тогдашней системе родительского авторитета, было кое-что, чего нам стоило бы придерживаться и сейчас. Во времена «движения вместе с ребенком», во времена, когда ребенок в центре семьи и поэтому, ошибочно, полагает себя и ее руководителем (и, к сожалению, достаточно часто так же считают и родители), в эти наши времена «хороший» родитель – это родитель, который объясняет.

«Сладенький, ты же знаешь, что бабушка весь день трудилась, убирая дом. Некрасиво залезать в сапогах на диван и пачкать его, когда мы приходим к ней в гости, правда, милый?..». И так ли уж мы будем удивлены, если в ответ на эту фразу, из которой убраны все ссылки на авторитет, ребенок проказливо улыбнется и еще веселее станет взбираться на диван? «Ну-ка слезай с дивана!» - вот формула, которую выберет авторитетный родитель, и произнесет он ее, подходя к ребенку и снимая его с дивана.

Развенчаем иллюзию объяснения

Давайте посмотрим вокруг и обратим внимание, насколько распространен «объяснительный подход» среди наивных родителей, переполненных добрыми намерениями. Как же надоело снова и снова убеждаться в том, что он не помогает установлению границ!

Помните ту мамашу, которая подробно объясняла дочке, толкавшей мальчика, как плохо она сделала этому бедняжечке, вместо того, чтобы просто сказать ей: «Нет! Толкаться нельзя!»? Ясно, кратко и громко, одновременно уводя ее оттуда? Пусть эта мамаша не удивляется, что через десять лет, когда эта маленькая девочка превратится в подростка, она придет к матери и заявит, что купила смартфон или компьютер, или одежду, не соответствующую атмосфере семьи!

Может быть, растерянная мать попробует объяснить дочери-подростку и убедить ее, почему стоит отменить это решение, в безнадежном ожидании, что дочь в «переходном возрасте» поймет, какая в этом заключена опасность, примет ее слова и согласится с их справедливостью.

А когда после всех объяснений и убеждений дочь-подросток все же не согласится поступить наперекор своим желаниям – в конце концов ответственная мать будет вынуждена просто сказать: «Дорогая дочь – нет! Меня это не устраивает, я не разрешаю, так не будет – точка!».

Так иллюзия того, что объяснения могут сработать, внезапно развенчана. Объяснение по самой своей природе ведет к ощущению того, что обсуждается предложение или просьба, которую ребенок может принять или отвергнуть, в то время как на самом деле речь идет, в конечном итоге, о требовании. И ребенку придется принять его именно как требование, независимо от того, нравится оно ему или нет. Кстати, подростки часто предпочитают принять ясное и однозначное требование, лишь бы им не полоскали мозги: «Ну ладно, хватит уже этого занудства. Скажите, что вам от меня нужно, и поставим на этом точку».

Мы нисколько не собираемся принижать ценность объяснений. Они прекрасно работают, когда мы хотим ускорить развитие мышления, логики, этики и эмоционального восприятия ребенка. Но они излишни и даже вредят при установлении границ. Авторитетный родитель откладывает объяснения на будущее в тот момент, когда занимается укреплением дисциплины и установлением границ. Он прежде всего передает краткое, доступное, ясное и однозначное сообщение. Позже, не в этот момент, когда устанавливаются границы, родитель может прибавить и объяснение, которое, разумеется, всегда стоит за принятым воспитательным решением. Решение ведь вовсе не произвольное – благодаря первым трем этапам процесса установления границ.

Автор: Малки Рав
Перевод: Александр Кутуков