?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Шадханит (сваха) сказал молодому человеку, по фамилии Брент, недавнему бааль ѓа-тшува, что девушка Линда обладает всеми душевными качествами, которые тот мог бы искать в жене. Но была одна загвоздка, над которой следует поработать.



– У нее есть интерес и стремление к феминизму, – сказала шадханит миссис Кемпльмен. – Она учится в семинаре, где женщинам преподают гмару. На твоем месте я бы спросила у своего рава, стоит ли тебе встречаться с ней.



Как и следовало ожидать, рав Брента был против.

– Феминизм противоречит основам еврейского дома, – сказал рав. – Я настоятельно рекомендую не соглашаться на этот шидух.



Однако, учитывая, что все остальные данные девушки оказались превосходными, Брент решил не послушать рава и встретиться с Линдой. Он прибыл в лобби отеля, где была назначена первая встреча, и расположился в фойе. Он прождал пятнадцать минут, но Линды не было. Прошла еще четверть часа, и снова никого.

Через десять минут раздался звонок:

– Привет, это Линда, — прозвучал голос на другом конце провода. —

К сожалению, сегодня я не могу встретиться с Вами. Видите ли, у меня был очень загруженный день, и до сих пор не представилась возможность выучить мой ежедневный лист гмары (даф).



Комментарий рава Каплана:

Шмуэль ѓа—Нави выговорил царю Шаулю за то, что тот не слушал указов Всевышнего:

«Б-г не хочет твоих жертв, Он ждет от тебя послушания».

Это урок евреям на все времена. Служите Б-гу так, как Он этого от вас хочет, а не так, как хотите этого Вы.

Все, увлекающиеся феминизмом, должны помнить об этом.

бутерброд
Photo from Pexels

17-летний Альберт Резник сумел каким-то образом сбежать из гетто и бесцельно блуждал по улицам. Единственное, что было у него на уме, – это стремление не попасть в руки нацистов до того, как он сумеет присоединиться к партизанскому отряду. Он одевался как можно более не по-еврейски, нигде долго не задерживался, ночевал на парковых скамейках и питался благодаря небольшой сумме денег, которая у него сохранилась.



Однажды днем он сидел в кафе и ел бутерброд, собравшись внутренне на случай неожиданной опасности. Немец сел рядом с ним за столик и завел разговор. Альберт старался казаться как можно более раскованным и спокойным, чтобы не вызвать у собеседника подозрений. Он говорил с ним в течение нескольких минут, сумев даже подшутить на антисемитскую тему. Неожиданно немец остановился, прервав недосказанную мысль, и еле слышно прошептал: «модэ ани».



Один из трюков, который использовали нацисты, чтобы ловить евреев, был прошептать что-то на идиш или сказать нечто, что мог понять только еврей. Любой ответ или даже тень понимания немедленно заканчивались арестом и смертью.

Альберт старался изобразить замешательство, будто он не понимает сказанного. Еще раз послышался шепот «модэ ани». И снова Альберт сделал вид, будто понятия не имеет, о чем идет речь, но в то же мгновение он судорожно пытался понять по глазам собеседника, враг он ему или друг.

И в третий раз послышался шепот.

«Лефанеха», — наконец прошептал Альберт. Немец, который в действительности оказался евреем, взял Альберта с собой к партизанам, и таким образом Альберт выжил на войне.



Пятьдесят лет спустя, когда во время праздника он рассказывал эту историю друзьям, его спросили:

– Но почему Вы ответили ему? Вы же подвергали свою жизнь опасности! Если не отвечать, шанс выжить больше.



Альберт усмехнулся.

– Я услышал слова «модэ ани». Сколько, вы думаете, я мог бы продержаться и не ответить ему?

Когда я слышу «модэ ани», я говорю «лефанеха».



Комментарий рава Каплана:

Во времена Холокоста евреи боялись произнести слова «модэ ани». А в наше время есть евреи, которые совсем не знают этих слов.

Что является большей трагедией?

разбаитые стаканы с вином

Сэр Эдвард Роттердам собирался открыть самую «древнюю» бутылку ценнейшего вина времен самого Наполеона. На эту церемонию были приглашены только самые избранные: именно они получат возможность вкусить редчайшее из вин.

Все приглашенные: лорды и дамы – заняли места вокруг стола в ожидании официанта, который должен был с минуты на минуту внести в зал бесценный сосуд.

В таком предсказуемом сценарии (я бы не стал унижать читателя выдуманными подробностями) официант вошел в зал, поддерживая на вытянутой руке поднос, на котором стояла драгоценная бутыль вина, вошел и … споткнулся о чью-то ногу, в результате чего бутылка слетела с подноса и разбилась, упав на мраморный пол.



Не медля ни секунды, все высокопоставленные гости – в вечерних нарядах и фраках – кинулись на пол и стали слизывать с пола разлившуюся драгоценную жидкость. Никто не ахнул по поводу того, что такое поведение несовместимо с их достоинством, ибо всех занимали только растекшиеся в лужицы капли вина.



Комментарий рава Каплана:

Люди иногда переживают о том, как они выглядят со стороны, ведя образ жизни религиозных евреев. Они переживают о том, что другие скажут и как подумают об их ценностях и убеждениях. Молитва в аэропорту, ношение кипы, возражение против разговоров в синагоге – лишь некоторые из подобных примеров.

История с бутылкой вина дает нам важный урок: если что-то для вас достаточно важно, то «что подумают другие» не имеет никакого значения.

Надеюсь, господа не порезались осколками…

испуганный удивленный малыш

Ко времени, когда неслыханная новость подтвердилась, оба они: Роджер Уэлтон и Карсон Пирс, вместе с их семьями, — были эмоционально подавлены. Всего неделю назад жизнь каждого из них была такой понятной и простой. А затем поступил звонок из больницы, подтвердивший подозрение об ужасной ошибке.

Нет, не ложный диагноз и не провал операции.



Хуже. Двадцать лет назад, когда родились эти двое, Роджер Уэлтон и Карсон Пирс, больница перепутала малышей. Двадцать лет каждый из них жил с не родной семьей.



Комментарий рава Каплана:

эта история сама по себе шокирует. Только представьте себе, кризис личности и семейные трудности, с которыми им придется теперь столкнуться.

Совершенно невероятные новые обстоятельства жизни.



А теперь подумайте о трудностях многих и многих евреев, которые открыли для себя Тору уже в зрелой жизни, после того как построили свое «я», сформировали свои принципы и цели в жизни. Осознание того, что до этого они жили чужой, неестественной жизнью, потеряли понапрасну столько лет; вместе с переживаниями всех новых, возникших в семье трудностей, – все это даже вообразить тяжело.



В следующий раз, когда увидите своего друга, сделавшего тшуву (бааль ѓа-тшува), остановитесь на секунду, задумайтесь о его величии. А если бааль ѓа-тшува – это Вы, похлопайте себя по плечу. Вы того заслуживаете.

источник: Lasting Impact
автор текста: Рав Довид Каплан