?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Вопрос:

На русском языке есть разница в обращении на ты и на Вы, на иврите так говорят только ученики ешив.

Я написал письмо на иврите профессору, обратившись к нему на Вы (атэм ктавтэм), что очень развеселило его. На моё объяснение ему, что это лишь форма уважительного обращения, он мне пишет: «По моему скромному мнению, это обычай, пришедший к нам из идиш и чуждый языку иврит. Мне кажется, что Вы обращаетесь ко мне во множественном числе. Я знаю, что в некоторых языках выражают уважение к ближнему, обращаясь к нему в третьем лице или во множественном числе. Но при всём уважении к учителям — а я за то, чтобы выражать им уважение — мне кажется, что это всё-таки преувеличение: выражать им уважения больше, чем Всевышнему, к Которому мы обращаемся во втором лице единственного числа: “Ты избрал нас” и т.д. ».

Мой вопрос: действительно, почему к Всевышнему мы обращаемся на ты? С множественным числом, понятно, есть проблема, но почему не в третьем лице?

Аврех Йеуда, Иерусалим

Ответ раввина:

В данном случае профессор был прав — обращение к кому-либо во множественном числе чуждо ивриту. Ни в Танахе, ни в книгах мудрецов мы не находим подобного обращения. Однако в некоторых местах в Танахе используется множественное число при рассказе о ком-то уважениемом. Так, например, такие слова, как бэалим[1] (хозяин), адоним[2] (господин), или Элоким (Б-г) во многих местах в Танахе фигурируют во множественном числе.

Профессор был прав и в том, что обращение во множественном числе, принятое в мире ешив, заимствовано из идиш. Люди из ешив обращаются так к тем, кто превосходит их в учёности или выше по должности, чтобы не разговаривать с ними, как с равными себе. Конечно, ничего дурного в таком обращении нет: ведь всё, что человек делает, чтобы выразить уважение к своему ближнему, достойно похвалы.

Однако светское ивритоговорящее общество не признаёт такого обращения, оно ему абсолютно чуждо. Этим объясняется искреннее удивление уважаемого профессора.

Что же касается обращения в третьем лице, то мы его находим уже в Танахе. Так, Эсав говорит Ицхаку (Бэрешит 27, 31): «Да встанет отец мой и да поест от дичи сына его…». В соответствии с простым смыслом, он обратился к отцу подобным образом из уважения. Но удивительно: Яаков, от которого естественно ожидать более уважительного отношения к отцу, обращается к нему «на ты» (Берешит 27, 19): «И сказал Яаков отцу своему: я Эйсав, первенец твой; я сделал, как ты сказал мне; поднимись, сядь и поешь от дичи моей, чтобы благословила меня душа твоя».

В книге Зоар сказано: именно Яаков говорил с отцом уважительно, не Эсав. Приведу слова книги Зоар (Толдот 144, 1): «Посмотри, каково различие между Яаковом и Эсавом. Яаков говорил стеснительно со своим отцом, скромно. Как написано? “И пришёл он к отцу своему, и сказал: «Отец мой!»”. Насколько же они отличаются друг от друга, язык Эсава и язык Яакова. Яаков, не желая волновать его, говорил обычным языком: “…поднимись, сядь и поешь от дичи моей…”, а Эсав сказал: “Да встанет отец мой…”, как будто говорил не с ним».

Из этих слов Зоара следует, что обращение в третьем лице выражает пренебрежение, как будто человека не хотят замечать и обращаться к нему. Как бросают деньги нищему, назад, не глядя на него, что выражает отстранённость и пренебрежение.

Правда, мы видим, что Йосеф обращается к фараону в третьем лице: «А что повторился сон фараона дважды… А теперь да усмотрит фараон… Да повелит фараон…» (Берешит 41, 32—34), и делает он это, по-видимому, чтобы выразить уважение. И Яаков обращается к Эсаву в третьем лице: «Пусть же пойдёт господин мой впереди раба своего…» (Берешит 33, 14). И здесь такое обращение, по-видимому, призвано продемонстрировать Эсаву уважение Яакова. Хушай тоже обращается к Авшалому в третьем лице: «Да живёт царь, да живёт царь!» (Шмуэль II, 16, 16). В Талмуде мы также находим, что ученики обращаются к своим учителям в третьем лице, например: «Сказал рабби Ицхак раву Нахману: “Господин (т.е. рав Нахман) не пришёл молиться в синагогу”» (Брахот 7 б). Там же (27 б) Талмуд делает вывод, что рабби Йирмия бар-Аба был другом Рава, из того, что рабби Ирмия обращался к нему «на ты», а не в третьем лице.

В книге же Кетэм Паз (раздел Толдот) сказано, что, действительно, обращение в третьем лице может выражать уважение, но это зависит от характера разговора. Если разговор ведётся вежливо, обращение в третьем лице демонстрирует уважение, но если говорят грубо или в гневе, обращение в третьем лице выражает презрение, пренебрежение к собеседнику, т.к. показывает, что он выглядит ничтожным в глазах «оппонента». В книге Ор Якар (на «Зоар Хадаш» 131 б) великий каббалист Рамак добавляет, что это следует и из знаков кантиляции, которые показывают, как надо читать текст Торы: Эсав говорил с отцом настойчиво и агрессивно.

Хатам Софер же объясняет («Торат Моше», раздел Толдот), что Яаков был ближе к отцу (ведь он был праведником, как и отец), поэтому обращался к нему «на ты». Иначе обстояло дело с Эсавом: он был далёк от отца, поэтому обращался к нему в третьем лице.

Хатам Софер добавляет: именно поэтому мы обращаемся к Всевышнему «на Ты» — это показывает нашу близость к Нему, т.е. великую любовь Всевышнего к нам и нашу любовь к Нему.

[1] См., например, Шмот 21, 29: «…и предостерегаем был хозяин его (бэалав)…».

[2] См., например, Берешит 24, 9: «И положил раб руку свою под бедро Авраама, господина своего (адонав)…».