?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Мудрецы сказали, что человек, который не спешит судить о других с плохой стороны, и сам не будем осужден Небесами. Честно говоря, было бы странно упустить такую выгодную «сделку». Следующие истории послужат уроком: чтобы получить милосердие Небес, достаточно немного воображения и умения «судить о ближнем к лучшему».

Много лет назад, когда я учился в ешиве, я заметил, что один из моих соучеников снимает тфилин уже во время «алейну» (завершающая часть любой молитвы) в конце шахарит.

–– Почему он не может подождать, как ждем мы? – недоумевал я. Все мы голодны и хотим поскорее попасть на завтрак.

Но разве стоит так торопиться?

Вернувшись к сидуру, я закончил молиться, не переставая думать о своей праведности и его эгоизме. Я сложил тфилин и пошел к выходу из бейт-мидраша. У двери стоял тот самый юноша, держа в руках коробочку для цдаки. Вот, оказывается, почему он так торопился. Он должен был скорее сложить тфилин, чтобы успеть поймать всех ребят на выходе из ешивы.

Я рассудил, что он думает только о себе, а, оказалось, он был занят одним из самых благородных дел, которым только может заниматься еврей.

Когда Йосси Финкельман и его невеста Фейги обручились, они решили, что основой их дома станет благотворительность. Это всегда было мечтой Йосси. Однажды вечером, несколько лет спустя после их свадьбы, Фейги ушла по делам и оставила Йоси нянчить Шмулика, их десятимесячного малыша.

–– Если он заплачет, – дай ему бутылку, – сказала она, выходя за дверь.

Йоси сел и открыл сефер Тора. Через некоторое время Шмулик заплакал. Йоси пошел к холодильнику, чтобы дать ему бутылку.

С досадой он обнаружил, что в холодильнике молока нет.

–– Неужели так сложно убедиться в том, есть ли в доме пакет молока?! – подумал он. — Какая безответственность!

Теперь мне придется провести целый вечер, успокаивая голодного ребенка.

Немного подумав, Йоси решил, что пакет молока можно попросить в долг у соседей. Он поднялся наверх с плачущим ребенком на руках и постучал в дверь к Шварцам.

–– Добрый вечер, – сказал он, — извините за беспокойство, но не могли бы Вы одолжить мне пакет молока?

–– На самом деле, это мы должны вам пакет молока. У меня закончилось сегодня молоко, и я одолжила пакет молока у твоей жены, — ответила миссис Шварц.

Подумав, что он, возможно, поторопился с выводами насчет «безответственности» жены, Йоси спустился вниз к другим соседям.

–– Добрый вечер, миссис Коэн. Не могли бы вы одолжить мне пакет молока?

–– Мне очень жаль. – сказала миссис Коэн, – сегодня у меня закончилось молоко, поэтому я одолжила пакет у Фейги. — Это мы вам должны.

Йоси с малышом вернулся домой и провел остаток вечера, думая о том, что заповедь «судить о ближнем к лучшему» относится, безусловно, и к собственной жене.

Два свидетеля пришли однажды в бейт-дин (суд Торы) и доложили, что видели цадика Рава Бунима из Паршихи, пьющего кофе и со смаком поедающего пирог в Йом Кипур. Судьи испытали чувство ужаса: всему городу была хорошо известна безупречная репутация великого цадика: вот почему они решили расследовать дело, прежде чем делать какие-либо выводы.

Оказалось, что невестка рава Бунима родила прямо перед Судным днем, накануне Йом Кипур. Ей велели есть и пить в пост, как позволяет в таких случаях Ѓалаха. Но она наотрез отказалась сделать это, только если рав Буним сам принесет ей еду.

Свидетели, проходившие мимо, увидели его с пирогом в руках и поспешили сделать вывод, что рав собирался насладиться небольшим перекусом в Йом Кипур.

Рав Арье Левин, легендарный цадик Йерушалаима, был на похоронах рава Элиэзера Ривлина, известного филантропа. Рав Шмуэль Кук, близкий друг рава Левина также был на похоронах, однако неожиданно вышел из процессии, зашел в ближайший цветочный магазин и вышел с горшком в руках.

Рав Арье Левин увидел, что сделал рав Кук, и не мог найти себе места от огорчения. На следующий день, чувствуя, что у него нет другого выбора, он решил обратиться к раву Куку напрямую:

–– Неужели Вы не могли найти более подходящего времени для таких тривиальных вещей?

–– Один мужчина умер в больнице от заразного заболевания. – объяснил рав Кук. – Врачи сказали, что все его вещи должны быть сожжены, включая тфилин. Я уговорил их разрешить мне похоронить тфилин. Но они позволили вынести коробочки с тфилин из больницы только внутри горшка, наполненного землей. Мне следовало попасть туда до 12, иначе тфилин были бы сожжены. У меня не было другого выбора, кроме как покинуть похоронную процессию ради того, чтобы купить горшок с землей.

Полагаясь на обвинения прокуратора о том, что мальчик, Ахмад Кадари, побил соседскую двухлетнюю девочку, египетский судья в городе Александрии, объявил о виновности Ахмада, которого не было в суде. Он приговорил его к шести месяцам тюрьмы и приказал прокурору арестовать его.

В обвинении не упоминалась важная «деталь»: возраст мальчика. Только когда его отец отправил решение судьи на апелляцию, выяснилось, что обвиняемому всего … полтора года. Родители девочки, подавшие жалобу на полуторагодовалого ребенка, давно находились с семьей мальчика во враждебных отношениях.

Для любого, кто судит, было бы неплохо не торопиться с выводами.

Сатмарский Ребе очень высоко ставил реб Элимелеха «Майка» Тресса. Несколько хасидов пожаловались Ребе, что они не понимали их близости, ведь у реб Элимелеха не было бороды.

–– После 120 лет, — ответит Ребе с улыбкой – быть может, они попеняют ему на Небесах. «Еврей, еврей, где твоя борода?». Но вам они скажут: «Борода, борода, где еврей?»

Один мужчина высказал критику в адрес Сатмарского Ребе за его жесткую позицию по отношению к сионистам.

–– Вспомните, Ребе, Авраам Авину пытался найти заслуги даже у жителей Сдома.

Пропустив мимо ушей дерзость мужчины, Ребе ответил ему:

–– Тора говорит нам, что Авраам Авину сказал Всевышнему. Она не рассказывает о том, как Авраам упрекал жителей Сдома. А Вы, мой друг, знаете только то, что я говорю сионистам…

Вы не знаете, что я говорю Всевышнему …

И с этими словами Ребе расплакался.


Отрывок из книги «Double Impact».
автор текста: Рав Довид Каплан