?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

И сказал Исраэйль Йосэйфу: могу умереть я теперь, как увидел лицо твое, что ты еще жив

(Берешит, 46:30)

Отец и сын: счастливое воссоединение!

Йосеф — любимейший сын Яакова. Всю Тору, открытую отцу, он передает своему сыну Йосефу. В нем Яаков видит проявление потрясающего ума и мудрости, Йосеф для его отца есть отражение души матери – любимой жены Яакова Рахели – ее доброты, красоты, лидерских качеств, необходимых для того, чтобы повести за собой народ.

В Йосефе Яаков обнаруживает невероятное родство и близость, его жизнь течет, словно параллельно, с жизнью Йосефа.

Когда Яаков дарит Йосефу особенную рубашку, не похожую на остальные одеяния его детей, этот подарок как будто выделяет Йосефа в качестве главы братьев; символизирует его рост и становление. Яаков считает, что Йосеф будет величайшим из продолжателей дела праотцев: за ним угадывается будущее всего еврейского народа.

Когда братья вернулись с окровавленной рубашкой Йосефа и сообщением о том, что любимейший сын погиб, Яаков пережил неизбывную трагедию. Его горе было настолько глубоко, что никто из приходящих к нему в гости: ни его дети, ни почетные люди того поколения, – никто не мог утешить его.

Годами боль потери не покидает Яакова и не ослабевает.

Не стало его любимого сына …

Наконец, после двадцати двух лет, полных боли и печали, – отец и сын вновь воссоединились. Радость и переживания этого момента стали невообразимым счастьем: наконец, исполнились глубочайшие стремления его души и сердца.

Йосеф был невероятно растроган, он обнял Яакова и поцеловал его, и плакал: он не просто прослезился, то есть пролил несколько слез, а безудержно рыдал, не переставая.

Однако, как пишет Раши, Яаков не поцеловал Йосефа и даже не заплакал.

Он сказал Шма.

Это кажется, на первый взгляд, очень странным.

Разве его не переполняли отцовские чувства?

Почему Яакову показалось уместным произнести Шма именно в эту минуту, сейчас?
Яаков хотел сохранить свои чувства на века

Вот один из возможных ответов на этот вопрос.

Яаков переживал настолько сильные чувства, радость – самую сильную, чем когда-либо в своей жизни, – что он стремился сохранить это чувство на века.

Он не хотел, чтобы его переживания просто так пришли и ушли.

Он хотел закрепить их, «отлить в гранит», чтобы они стали вечными.

Он стремился использовать этот момент неописуемой радости и чувство совершенства и цельности бытия, которые охватили его, чтобы подняться на более высокий уровень восприятия.

И поэтому всем своим сердцем он провозгласил господство Творца над всем миром.

«Ты, Господин вселенной, привел моего сына, вернул его мне!». Он воззвал к Всевышнему с неподражаемой по силе благодарностью и провозгласил царство Б-га с такой ясностью, какой доселе не испытывал.
Это не было первым Шма в жизни Яакова

Понятное дело, что не в первый раз Яаков произносил знаменитую молитву Шма. Он осознавал и признавал господство Творца каждый день в течение долгих десятилетий. Но сейчас он достиг такого высочайшего уровня понимания истины, который стал возможен только благодаря охватившим его в тот момент сильным чувствам.

Эмоции приходят и уходят

Это озарение Яакова относится также и к нам. В течение жизни мы проходим через всевозможные взлеты и падения: мгновения великого счастья и оцепенение глубокого горя; моменты безграничной радости и безудержного энтузиазма; но есть у нас и будничные дни, наполненные скукой и безжизненностью. Есть периоды, когда мы страстно и пылко относимся к делу, а бывают времена, когда мы исполнены апатией. Все эти всплески эмоций недолговечны. Они сменяют друг друга, как волны: накатываются и уходят, а мы остаемся все теми же: без изменений.

Остановись мгновение: ты прекрасно!

Умение запечатлеть мгновение в наших сердцах, превратить его во что-то, никогда не забываемое, – один из секретов духовного роста и становления человека. Если к вам вдруг приходит неожиданное осознание, подлинное озарение о том, что в данном событии видна длань Всевышнего, – не торопитесь! Именно сейчас вы способны пережить всю силу благодарности Творцу и осознать ценность случившегося и высоту вашего понимания.

Но эта эмоция не вечна. Ощущение ясности покинет вас.

Иногда мы настолько тронуты неожиданным поворотом судьбы, что с сердцем восклицаем: «Это Ѓашгаха пратит! (Это Провидение!)». Но как бы ясно не было это в нашем сознании в момент свершения самого чудесного события, уже через десять минут ощущение безусловной ясности понимания события проходит.

Единственный способ не дать этому опыту кануть безвозвратно в Лету – это сохранить переживаемое ощущение в физическом поступке-порыве, сделать его вечным.

Спасибо Тебе, Всевышний

Бывает, что даже самое элементарное и привычное действие может оказать на нас сильное воздействие. Например, такая простая вещь, как умение благодарить — говорить «спасибо». Если человек скажет: «Творец, я осознаю, что эти события произошли не случайно. Я понимаю, что Ты управляешь нашим миром, и я благодарю Тебя»!

И такое утверждение может превратить мимолетную мысль в продолжительное и привычное осознание. Несмотря на то, что идея сама по себе, в теории, была вам уже давно понятна и ясна, процесс ее четкого формулирования и облачения в слова может сыграть решающую роль в том, останется ли это озарение с вами, изменит ли оно ваше мироощущение, или промелькнет и исчезнет.
О плохих и хороших событиях

С противоположного конца эмоционального спектра мы видим болезненные моменты: одиночество, боль потери, провал в бизнесе. Никто не мечтает об этом и не хочет такое пережить. Однако, испытывая горечь потерь, человек приобретает иное понимание и видение мира, себя и жизни. Пропадает ощущение шапкозакидательства, ложной независимости, иллюзии непогрешимости и ауры превосходства.

И такие моменты – моменты необыкновенной ясности и объективности ума – дорогого стоят.

По иронии судьбы, боль пройдет и забудется.

Вопрос в том, уйдет ли вместе с ней и выученный урок?

Если человек не предпримет активных шагов для того, чтобы это новоприобретенное видение закрепилось и стало частью его самого, оно также уйдет и превратится в отдаленное воспоминание.

Когда человек достигает нового уровня понимания, этот опыт может стать событием, которое не проходит бесследно. Но всего с помощью одного маленького действия – даже слова – оно может лечь кирпичиком для закладки фундамента новой личности.

Рав Давид Каплан в своей книге Double Impact делится следующей историей:

Когда Раву Меиру Хадашу, זצ»ל, почтенному машгиаху Хевронской ешивы, было пятнадцать лет, он жил в России.

Однажды на улице его остановили русские солдаты и потребовали предъявить документы. К сожалению, у него их при себе не оказалось. Его немедленно повели в соседний двор и поставили лицом к стенке, приготовившись расстрелять.

Пока юноша проговаривал Шма Исраэль, офицер закричал, чтобы он стоял ровнее. Ноги 15-летнего паренька так тряслись от страха, что он не мог выпрямиться. Офицер продолжал орать на него, но юноша просто не мог выполнить приказ.

Из-за продолжительного крика рядом неожиданно распахнулось окно. Русский генерал начал громко жаловаться, что весь этот шум-гам пробудил его от дневного сна, и он подаст на солдат обвинение в военный трибунал. Солдаты и их предводитель немедленно разбежались, и будущий рав Меир был спасен.

–– Мне было очевидно, что на моих глазах произошла явная демонстрация Ѓашгаха пратит, и я непременно стану новым человеком, – продолжил машгиах, – но с течением времени я начал забывать то происшествие.

Примерно через четырнадцать лет рав Меир Хадаш учился в ешиве в Хевроне, именно тогда, когда в 1929 году произошел печально известный погром, жестокая резня евреев арабами. Лежа под грудой изувеченных тел, рав Меир слышал, как обезумевшие от жестокости и пролитой крови арабы кричат, разыскивая еще живых людей.

Позднее машгиах сказал:

–– Я подумал, если Всевышний хочет, чтобы я остался в живых, – так и случится, если нет, — значит, умру. В тот момент я усвоил урок своего предыдущего спасения и теперь уже никогда не забыл его и пронес в душе через всю оставшуюся жизнь.

Рав Довид Каплан продолжает:

После войны Йом Кипур 1973 года в Израиле резко подскочил спрос на тфилин. Их расхватывали, едва они появлялись в магазине. Светские солдаты были уверены, что стали свидетелями небывалых чудес – явным проявлением указующего перста Всевышнего. Через две недели спрос на тфилин упал.

Если человек не старается сделать осознание Б-жественного провидения частью себя и своей жизни, момент вдохновения и ясности ума будет безвозвратно потерян.

Приобретая опыт запечатления особо острых ощущений, мы можем превратить наш жизненный опыт в часть того, кем мы являемся или хотим стать. Зачастую надо сделать всего лишь один шаг, одно маленькое осознанное движение, одно действие или внести небольшое изменение в свою жизнь, чтобы эти высокие идеи и сильные переживания стали вечными – сохранились частью определения «кто есть я» на века.

автор текста: Rabbi Shafier, Рав Довид Каплан
источник: Шмуз