?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

обвешанный рюкзаками со всех сторон. «Холи щит!» Автобус уже тронулся с остановки. Свежий доброволец из Штатов, солдат Тыловых Войск с оранжевым беретом под петлицей, он был коренаст, рыж, добродушен, и рисовался перед молоденькой девочкой-солдаткой, которая, не менее увешанная рюкзаками, семенила ему вслед, восхищенно поедая его огненный бобрик глазами. Он ей неприкрыто нравился. И как двигался, и как наигранно досадовал, и как смачно, с техасским акцентом, ругался. Такие, если их заарканить, становятся верными, добродушными и трудолюбивыми мужьями на всю жизнь; девочка хотела за техасского рыжика замуж.

Автобус продымил мимо парочки, и они на полминуты приостановились, чтобы поправить всю многочисленную свою кладь. «Ничего!» — сказала девочка-солдатка, — «Скоро придет новый автобус, на нём-то мы и уедем!»
Её спутник закончил пыхтеть и уминать строптивую поклажу, он улыбался степной белозубой техасской улыбкой, и его спутница только что не мурчала от доброго задора, который излучал этот молодой американский парень.
«А знаешь» — сказал он, ужасно коверкая иврит, — «Когда я был маленький, папа рассказывал мне об Израиле, и обещал, что когда-нибудь я буду стоять на автобусных остановках, где буквально каждый второй автобус идёт на Иерусалим!»
Он хихикнул. «А я говорил ему: папа! давай, найдем такую остановку где-нибудь неподалёку, и привезем туда дедушку Дэйвида, чтобы вместе поехать в Иерусалим!» Оба славно засмеялись; наверное, даже не наивности маленького мальчика, а просто потому, что было солнышко, и им было хорошо вдвоём.

А я подумал, что они обязательно поженятся, у них родятся пламенно-рыжие детишки, и никто, ни эти сорванцы, ни их родители, никогда не узнают, что незримым свидетелем этого Начала был я.
И тогда я их - шёпотом, за стеклом своего КПП - благословил. Пусть ваши жизненные вехи всегда будут на пути в Иерусалим, ребята. Будьте счастливы.

автор текста: Ури Суперфин