?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Цепочка добра

Днем Авраам Розенблюм учился в ешиве Мир в Бруклине или помогал отцу в продуктовом магазине в Квинсе, а вечером он садился на метро и ехал в Brooklyn College, где учился на экономиста.

Поездка была не из приятных. Приходилось ехать через два неблагополучных района и делать пересадку в третьем, самом опасном, где станция к тому же была плохо освещена. Каждый раз, благополучно добравшись до университета, Авраам благодарил Бога, что с ним ничего не произошло — до одного позднего вечера, когда он возвращался с занятий.

Поезд подъехал к станции Church Avenue, и вагон был практически пуст, не считая двух-трех дремлющих пассажиров, сидевших в противоположном конце. Оставалось ехать 10 минут, и Авраам уже почти расслабился, когда в вагон ввалились три громко хохочущих черных подростка. Они были массивней Авраама и явно искали приключений. А Авраам — с его типичной еврейской внешностью – показался им вполне подходящим объектом для развлечений. Он был в ужасе.

— Йоу, смотри, как я могу! — крикнул главный из них, ухватился за перекладину над его головой и, согнув колени, стал раскачиваться так, что подошвы кроссовок мелькали в сантиметре от лица Авраама, а остальные смеялись. Другой вытащил из кармана складной нож и стал им щёлкать, открывая и закрывая рядом с коленями сжавшегося Авраама. Третий сел прямо напротив и стал метать недопитые бутылки пива в его сторону, а осколки и брызги летели к его ногам.

Авраам начал читать Теилим. Ситуация казалась безысходной.

Неожиданно в другом конце вагона поднялся огромный человек. Он не спеша прошёл до этой компании, не предупреждая, схватил двоих за шиворот и отбросил, как пушинки, а потом сел рядом с Авраамом, которого уже трясло, и призывно помахал наглецам, валявшимся на полу и пытавшимся отползти от него подальше.

— Продолжайте! Не хочу мешать вашему веселью! — прокричал он. Поезд подъехал к станции, подростки выскочили и пустились наутёк.

— Спасибо! Огромное Вам спасибо! — выдохнул потрясённый Авраам. Он помедлил и все же задал свой вопрос: — Скажите, почему Вы вмешались, решили помочь, хотя мы не знакомы?

Мужчина вздохнул.

— Несколько лет назад судьба меня тяжело испытывала, – ответил он. – Было негде жить, не на что купить еду – пришлось даже попрошайничать. Я ходил в метро и выпрашивал мелочь. В основном меня как бы не замечали. Некоторые кричали: «Иди, найди работу!». Раз или два даже плюнули в мою сторону. Но некоторые давали. Деньги, конечно, очень нужны, но зачастую добрые слова ещё дороже. Когда ко мне относились, как к человеку, это давало надежду, силы бороться, пока жизнь наконец не наладилась. — И знаешь, кем было большинство из таких людей? Евреями. Они выглядели, как ты.

Авраам смотрел на него, приоткрыв рот.

— Поэтому, когда я увидел, как эти трое над тобой издеваются — над одним из вас, я знал, что обязан что-то сделать, как-то выразить свою благодарность, попытаться отплатить за ту поддержку.

Поезд подъехал к следующей станции, и мужчина поднялся.

— Береги себя, парень. — Он похлопал Авраама по плечу и ушел.

С тех пор Авраам больше не ездил тем маршрутом. Он садился на другой поезд, ехать приходилось дольше, но зато несравнимо спокойней. И по сей день, каждый раз, встречая нищего, он достает припасенную для такого случая мелочь и отдаёт её с приветливой улыбкой.

— Хорошего дня! – говорит он при этом. – Всего наилучшего! — Потому что каждый, кто в нужде, в первую очередь человек.

В тот вечер в поезде чьи-то добрые слова и улыбка спасли его. Кто знает, возможно, и его улыбка тоже кому-то поможет?

Из журнала «Ami», 2 августа 2017 г.
автор текста: Рав Йоэль Гольд