?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Ami, 4 октября 2017 года
В Израиле был уже Исру Хаг – день, наступивший после праздника Суккот, но для американских гостей еще продолжалась Симхат Тора. На улице Яффо в здании Сайдоф собрался для молитвы небольшой миньян приезжих, и габай, Мордехай Фишман, наслаждался торжественным моментом, раздавая кибудим, – выражая таким образом почет присутствующим разрешением танцевать с Торой.

Мужчины танцевали, стены отражали оживленный гул голосов. Картина полной, неописуемой радости.

Как вдруг…

Двое мужчин столкнулись, ударившись локтями, прозвучал вскрик и глухой стук падающего предмета. Танцующие отпрянули, уставившись на пол в ужасе, будто увидев труп. Свиток Торы оказался на полу.

Они бросились поднимать его, но было поздно. Радостная атмосфера мгновенно улетучилась. Мужчина, уронивший Свиток, страшно расстроился.

К счастью, среди молящихся находился почетный гость, рав Борух Васинг, с визитом из Антверпена. Его сразу же попросили ответить, что теперь делать.

«Я не могу дать псак – слово закона – на месте, — медленно произнес он, — но, скорее всего, тот, кто уронил Сефер Тора, должен будет поститься, в то время как все остальные в этой комнате…»

Мужчина, не удержавший свиток Торы в тот драматический момент, выбежал из зала в слезах и сел рядом, во дворе, закрыв лицо ладонями. Все присутствующие продолжали пребывать в состоянии шока …

Мужчины вздохнули, стали рассаживаться … возбужденной радости как не бывало: она растаяла в печали. Было такое чувство, будто праздник Симхат Тора превратился в пост Девятое Ава.

Мордехай Фишман, габай, поднялся. Он не мог смотреть на своих товарищей без сострадания. В конце концов, праздник Симхат Тора продолжается, и они не закончили молитву. В тишине он подошел к столу, где лежали Сифрей Тора. Он поднял свиток, который упал, и отнес его на биму – возвышение в центре зала.

«Я думаю, что мы должны использовать этот свиток для чтения первой главы книги, пригласив к биме Хатан Берейшит, — предложил он. – Давайте начнем читать Тору сначала именно по этому свитку, чтобы показать, что все можно начать заново даже после ужасной ошибки».

Присутствующие слабо улыбнулись. Мордехай начал прокручивать свиток обратно к главе Берейшит. Хатан Берейшит подошел к биме, произнес благословение, и все сказали Амен.

«Амен» — повторил бааль коре — читающий Тору. Он глубоко вздохнул, приготовившись к чтению, – и вдруг остановился. Он продолжал смотреть на свиток, но ни слова не говорил. Наконец, он подозвал раввина, и они стали о чем-то шептаться.

Члены общины переглянулись, потянулись взглядами к возвышению в надежде рассмотреть, что же там происходит.

Но долго всматриваться не пришлось. Пробел был и так ясен. На месте, где должны были быть написаны слова «Берейшит бара» зияла пустота. Сефер Тора оказалась неполной.

Наконец, раввин произнес: «Сефер Тора не действительна».

«То есть ничего не случилось до этого?» — удивленно спросил Мордехай.

«Ну, не то чтобы ничего, — поправил его рав. – Это все равно свиток и слова Торы. Но поститься никому не нужно. На пол упал не законченный полностью свиток Торы».

Все облегченно вздохнули, и Мордехай произнес то, что было в мыслях у всех: «Позовите, пожалуйста, господина, который уронил свиток».

Его нашли на улице, все еще утирающего слезы, настояли на том, чтобы он вернулся, и подвели к биме. Он наклонился над свитком, и его глаза выразили неподдельное удивление.

«Поцелуй свиток, — сказал рав. – Ты не сделал ничего более, чем уронил незаконченный Хумаш».

«Что?!» — ахнул он. Будто неподъемный груз свалился у него с плеч. Он повернулся к габаю и спросил: «Как это может быть?! Упавший свиток Торы использовали уже полгода!»

«Но не ее начало» — обратил внимание габай.

Теперь все стало понятно. Не реши Мордехай использовать упавший свиток Торы для чтения Берейшит, ошибка могла бы остаться незамеченной еще в течение целого года, да и синагоге пришлось бы переживать и зря держать пост.

Когда связались с владельцем Сефер Тора после праздника и рассказали ему про два недостающих первых слова, он вдруг вспомнил, что произошло. Годом ранее, когда софер – переписчик — начал писать свиток Торы, он упомянул, что есть такой обычай: оставлять два первых слова ненаписанными, чтобы позднее, при церемонии внесения Свитка, их дописали. Владелец абсолютно забыл об этом, и свиток остался незавершенным.

Если бы не храброе решение габая открыть новый цикл годового чтения Торы по упавшему свитку, никто бы не узнал о существующей проблеме и ее не исправили бы.

Ага! Вот оно, заветное! Когда кто-то падает, но имеет храбрость «отмотать обратно» и начать сначала, Всевышний показывает ему то, чего ему недостает и что надо исправить.

автор текста: Рав Йоэль Гольд