?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

"В начале сотворил Б-г небо и землю".

Сказали еврейские мудрецы – "Творец смотрел в Тору и творил мир". Нельзя заключить из этого, что Творцу необходимо смотреть в Тору, чтобы творить мир. Один из смыслов этого высказывания - то, что Тора является как бы планом мироздания. Как его физической и духовной структуры, так и исторического процесса в общем. Каждая деталь мира или событие отображается, или точнее, имеет свой корень в Торе. И не может быть в мире ничего, что не записано в Торе. Это означает "смотрел в Тору и творил мир".

Идея эта никак не укладывается в современном понимании человека и требует серьёзных обоснований. Хотя всякий, кто знаком даже немного с учением еврейских мудрецов, знает, насколько точно и обосновано каждое их слово.

Ещё приводится у Виленского Гаона, что всё, что записано в Торе, записано в семи днях творения мира, но в более сконцентрированной форме. А также всё, что записано в семи днях творения, записано в первом предложении Торы. А также все первое предложение сказано в первой букве имени Творца "йюд" и даже только в "хвостике" этой буквы.

Мы же здесь попытаемся, совсем немного, взглянуть только на первое предложение Торы, как оно представляется в комментариях еврейских мудрецов.
"В начале..."

"В начале сотворил Б-г небо и землю". Как видно из самого предложения, и из приведённого выше, здесь говорится о создании и действительности мира. Тема эта волновала умы мыслителей всех поколений, у которых мы находим две концепции. И обе проблематичны.

Первая говорит о вечности мира, в рамках которой материальная действительность существует всегда, но принимает различные формы. Однако это предположение совершенно непонятно. Ведь материальный мир состоит из многих больших и маленьких объектов. Каждый из них имеет свои начало и конец. Всем понятно, что не один из них не является вечным. Как можно предположить, что все они вместе вдруг становятся вечными? Когда мы видим один камень, даже если очень большой, он не удивителен для нас, и вполне конечен с нашей точки зрения. Но если будут перед нами десять камней, или тысяча, или сто миллионов, почему вдруг они получают некоторое новое удивительное и неестественное качество вечности? В конце концов, какая разница, сколько камней находятся перед нами?

Переход количества в качество можно увидеть в разумной деятельности человека, когда многочисленное возвращение к рассмотрению непонятных моментов в исследовании приводит к качественно новому пониманию проблемы, но никак не в материальной действительности. Такое изменение в ней мы явно отнесли бы к чуду. Качественное отличие органической природы от неорганической свидетельствует больше о причастности к этому разума, как стеклянный сосуд свидетельствует о человеке, создавшем его, а не о новом качестве в природе.

С другой стороны, идея о некоторой вечной абстрактной материи, принимающей различные формы в виде конечных во времени материальных объектов, требует признания духовной (не материальной) природы мира. (Тот же вопрос можно поставить о идее бесконечности в пространстве).

Кроме этого, интересен вопрос, как человек пришёл к самой мысли о бесконечности в пространстве и времени? Ведь он никак не мог наблюдать это в окружающем мире.

Другая проблема – вопрос о развитии. Если мир постоянно развивается, что обязательно в этой концепции, то где же признаки бесконечного развития? Должны были быть объекты бесконечно «развитые».

Вторая концепция говорит о возникновении мира в какой-то момент времени – "теория большого взрыва". Но она тоже проблематична. Всегда остаётся вопрос – а что же было до этого взрыва? И здесь мы снова подходим к первой концепции бесконечного, может быть пульсирующего, мира.

По мнению известного еврейского мудреца 18-го столетия – Малбима, Тора разрешает эти проблемы в первом слове первого предложения "В начале".

Малбим приводит известный вопрос - почему Тора начинается со слова "В начале" (Берейшит), а не со слова "Впервые" (Бэришона), что на первый взгляд более правильно, поскольку показывает на порядок творения? На что Раши отвечает – всё мироздание было создано в один момент, поэтому Тора не сообщает нам о временном порядке. Малбим объясняет, что существует смысловая разница между словами "В начале" и "Впервые". "В начале" связывает настоящий момент времени с будущим. т.е. в начале некоторого процесса и дальше, ничего не сообщив нам о том, что было до этого начала и когда во времени начался процесс. Но с момента, что начался, он протекал тем или иным образом. Но слово "Впервые" связывает настоящий момент времени с прошлым. До сих пор было иначе, а сейчас стало так, и ничего не сообщает нам о будущем. Впервые – по отношению к прошлому.

Тора не случайно открывается именно словом "В начале", а чтобы дать нам понятия пространства и времени.

Дать определение пространству и времени в принятом мировоззрении не представляется возможным, но мы попытаемся дать им определение "еврейское". Понятие пространства обязательно связано с понятием расстояния. Если расстояние между двумя городами 60 км, что это для нас означает? - Чтобы попасть из одного города в другой, нам нужно затратить целый час, при условии, что мы едем со скоростью 60 км/ч. То есть, мы должны приложить соответствующие усилия. Но если второй город находится дальше, то усилия должны быть более значительные. То есть, пространство для нас выражается в наших возможностях перемещаться в нём или хотя бы проводить какие-либо оценки или наблюдения. По всей видимости, есть пространство, оказаться в котором не видится возможным, но можно наблюдать за ним. Существует пространство, в котором и это невозможно.

Предположим, что есть человек, обладающий уникальной способностью перемещаться в любых расстояниях в пространстве мгновенно, без дополнительных усилий. Как будет выглядеть пространство в его глазах? По всей видимости, он будет ощущать его значительно меньше других людей. Но давайте предположим более крайнюю ситуацию, когда некоторое существо способно находится одновременно во всех точках пространства. Существует ли для него само понятие пространства? Можно ли говорить о понятии пространства с его точки зрения? Явно что нет! И даже, если мы скажем, что пространство существует независимо от него, это только для нас, когда мы находимся в мире природы и пытаемся с нашей точки зрения оценить его действительность. Но для него самого нет смысла в этом понятии.

Тоже самое можно сказать о понятии времени. Время существует для нас только потому, что мы не можем быть одновременно сегодня и послезавтра. Но если бы могли быть одновременно в разные моменты времени, не было бы понятия времени.

Получается, что пространство и время — это некоторое качество ограниченности человека. Пространство и время существуют только потому что человек ограничен в них. Но если бы он не был ограничен не было бы и этих понятий.

(Конечно, для полного определения надо принять во внимание все многочисленные понятия мира природы, как масса и др. Но здесь только для примера).

Поэтому создать мир означает создать эти границы. То есть, ограничить человека в пространстве и времени (и в других понятиях).

Но до того, как создан мир, нет смысла говорить о пространстве и времени, поскольку их просто не было! Не было ограничений. Следовательно, вопрос, оставшийся открытым в приведённых выше концепциях, "что было до возникновения мира" или "что находилось на этом месте" совершенно неуместен, не имеет смысла и некорректен в своей постановке.

Поэтому Тора не началась со слова "Впервые", которое показывает на действительность в прошлом, а со слова "В начале" - чтобы сказать нам, что до возникновения мира не было ни пространства, ни времени, и нет смысла говорить о том, что было до этого. Говорить о временной последовательности можно только начиная с момента "В начале". Но до этого существовала, как и существует сейчас, духовная действительность вне пространства и времени. Сказать про которую "до этого" и "после этого" тоже не корректно, поскольку к духовному миру эти понятия не применимы.

Человек до рождения также неограничен, и существует везде и всегда, если можно так сказать по отношению к духовной действительности. При рождении на него возлагаются границы, и он начинает ощущать себя в этом мире, как и другие.

автор текста: Рав Захарья Мататьяу